Super-Randonnée 600 "Tour du Caucase du Nord"

Обещал я самому себе, что сначала допишу отчёт про Чили и Аргентину, и только потом буду разгребать со всем остальным, но тут я просто не могу удержаться. Только что, полтора часа назад, я вышел из поезда «Кисловодск-Москва» и вот сейчас уже пишу. 

Смотрите.

Супер-Рандонне 600 — это, как следует из названия, 600 км и почему-то «Супер». Почему «супер»? Да потому, что 600 км надо проехать по горам и накрутить вертикально вверх в общем счёте не менее 10 км. 

Благодаря энтузиазму и воле организаторов из ростовского велоклуба в России теперь есть официально утверждённый господами из Парижа маршрут. Маршрут непростой, по официальной версии набор высот — около 13 км, по данным моей стравы после финиша — чуть ли не 15. Зато можно прилично сэкономить на бюджете и не ехать в буржуйские Альпы!

Трек:
https://www.gpsies.com/mapOnly.do?fileId=qdsfzjezfoccrwzt&isFullScreenLeave=true

Итак, маршрут — утвержденный. Лимит — 60 часов. А вот даты прохождения каждый участник выбирает себе сам. Я решил, что мартовского Кипра и нашего замечательного фаст-н-лайт велопохода с Димой и Пашей по Греции, Албании, Македонии и Болгарии вполне хватит для горной вкатки. Поэтому, не откладывая дело в долгий ящик, согласовал с организаторами дату старта: пятница, 25 мая, 9 часов утра.

Добираться и возвращаться решил поездом. Прибытие в 8-28 в пятницу в Кисловодск. Обратный поезд — через 59 часов, в 20-08 воскресенья. Так что лимит я себе чуть-чуть подрезал. Взял на работе 3 дня отгулов за счёт работы  в выходные дни (чт, пт и пн). 

Оборудование. Систему менять не стал. Спереди — 39-53, сзади — 12-28. Обвес: небольшая нарульная сумка для запасной покрышки, инструментов и еды, за оттяжку убирался дождевик; треугольная сумка на раму для пауэр-банков, проводов и шоколадок; маленькая сумочка у руля на раме сверху для распечатанных шоколадок и драже; подседельная сумка — для 3 запасных камер, рукавов и ноговов. Флягодержатели: для обычной фляжки и для 1,5 л бутылки. На бутылку предусмотрительно надел крышку-поилку из-под «Шишкиного Леса».

Итак, поехали.

Кисловодск — город небольшой, но, сцуко, с рельефом. По пути, прямо из поезда, забронировал себе номерок к гостинице в километре от вокзала (и, по сути, от трека велозаезда). Гостиница «Дружба-Ростов». 2 ночи, с 26 по 28 мая, 1740 руб. Бюджетно. Велосипед в поезд загрузил уже готовым к марафону, даже фляги уже были наполнены. Ещё с собой у меня был рюкзак со всяким сопроводительным, ненужным на маршруте барахлом. Отвёз его в гостиницу и отдал на хранение администратору. Всё получилось очень быстро и оперативно и в 8:50 я уже был у собора. Попереминался с ноги на ногу, зафоткал велосипед для отчётности, включил приборы. Понеслась!

Первая часть маршрута — от Кисловодска до Архыза и почти что обратно (не доезжая 30 км). 

Выезд из города с горочки, приятный. Погода отличная, нежарко, хотя и солнце. Через пять километров — поворот налево, на запад, в сторону границы с Карачаево-Черкесией. 

Профиль трека говорит, что начинается плавный подъем. Возможно, но на деле он малозаметен. Асфальт сносный. Трафик довольно приличный, джигиты на приорах имеются в определённом, но впрочем, не критическом количестве. Объезжают хорошо, не впритирку, правда, иногда сигналят вот-прям-вот-именно-в-тот-момент-когда-уже-с-тобой-поравнялись. Это малость нервировало. 

Вот такие вот щиты стоят.

Через 30 км в населённом пункте Терезе основной поток машин уходит направо, в сторону Усть-Джегуты. Мне туда предстоит повернуть на обратном пути, а сейчас я еду прямо. Дальше, в сторону первого перевала — Гумбаши. Асфальт становится... как бы так помягче сказать... местами. Буквально на следующем повороте после развилки в Терезе я колюсь передним колесом непонятно обо что (вроде колдобины объезжал довольно аккуратно). 

Четкой границы начала перевала нет. Градиент увеличивается очень плавно и не достигает в конечном итоге каких-то необычных значений. Стандартный перевал с 500 м вверх на 10 км. Пока что крутится хорошо, однако погода потихоньку портится. Даже немного покапало, но я воспринял это позитивно. Лёгкий душ по пути наверх я люблю. Да и небо с облаками гораздо интереснее, чем просто голубое. Виды часто заставляют достать телефон для фотографии. 

Ближе к вершине асфальт становится лучше. На вершине (2030 м) — первый КП (61 км). Фоткаю вел у указателя.

Спуск вниз благодаря хорошему качеству асфальта прекрасен и стремителен. Единственный нюанс конкретно этого маршрута состоит в том, что каждый новый спуск заставляет тебя задуматься о том, что через какое-то время ты будешь страдать в этом же месте в подъём.

Внизу после перевала остановился для дозаправки в магазинчике на въезде в Карачаевск. Примерно 90й км, примерно 5 часов. Только подъехал, как зарядил дождь. Несильный, но лучше переждать. Тем более, есть небольшой навес, а в руках — свежая булка и прохладная кола. Через 20 минут дождь перестал, а я поехал дальше, в сторону Архыза.

В Карачаевске трек вышел на оживлённую, но с хорошим покрытием, дорогу на север в сторону Черкесска. По пути в Орджоникидзевском установлен очень стильно исполненный мемориальный комплекс с вечным огнём на холме, посвящённый защитникам перевалов Кавказа во время ВОВ.

http://tanci-kavkaza.ru/pamyatnik-zashhitnikam-perevalov-kavkaza/

Еду себе дальше, жду поворота трека налево, а там всё скалы да скалы, и никак они не заканчиваются. И тут — поворот, и тоннель через те самые скалы. Неожиданно :)

Сразу после тоннеля начинается небольшой торчок, при этом дорога петляет в узкой балке. Травка аккуратно подъедена пасущимися ко. Холмы как будто подстрижены газонокосилкой и подготовлены к проведению турнира по гольфу.

Внезапно меня подрезает и жмет к обочине вишнёвая приора. За рулём толстый дядька. Рядом — его не менее толстая спутница. Через открытое окно, в 20 см от меня, продолжая жать к обочине, начинают мне доказывать, что я всё делаю на самом деле неправильно, и я обязан на такой дороге ехать по встречной обочине. Нормальные люди?! Посылаю их нахер читать ПДД. Номера ставропольские, но сам номер не запомнил, к сожалению.

Тем временем погода начинает становиться всё более и более  неопределённой. Набегают вот такие тучки.

Очень живописно, но довольно-таки пугающе.

К концу торчка, недоезжая трёх-четырёх километров до Кардоникской, меня накрывает. Ни навеса, ничего. Поля и холмы. Дождь не ливневый (как я думал, увидев тучу), однако мокрым я стал в момент. В Кардоникской на своё счастье вижу большой навес у неработающего то ли кафе, то ли магазина «Ивушка». Пережидаю дождь там минут 20-30. Отдыхаю, читаю любимую книжку, подкрепляюсь. Очень хорошо, что кафе неработающее, потому что последнее, что мне мокрому и усталому хочется делать — это рассказывать любопытствующим, почему я мокрый и усталый.

Вскоре дождь заканчивается, и я выбираюсь наружу. Через несколько километров в Зеленчукской левый поворот на Архыз. Начинается незаметный глазу и ногам подъём на 200 метров, растянутый примерно на 20 км. Дорога великолепная, живописная облачность сохраняется, дождя вроде нет. Издалека где-то очень далеко и очень высоко видна полусфера специальной астрофизической обсерватории, к которой я должен приехать (это будет КП2, 171й км и разворот обратно). Видите мааааленькую белую точку на вершине горы? Вот. Это мне туда.

Перед поворотом на подъём к обсерватории у Нижнего Архыза замечаю пару кафешек и думаю, как бы было здорово, если на моём обратном пути они ещё будут работать.

Серпантин прекрасен и великолепен. Асфальт на уверенную пятерку. Машин почти нет: внизу на въезде шлагбаум и пропускной режим. Градиент стандартный, 17 км на примерно 900 метров подъёма. Равномерно и рабоче.

Поднимаюсь по 100-120 вертикальных метров со скоростью около 10-11 км/ч, отдыхаю 3-5 минут.

В какой-то момент в просвете деревьев мне является идеальная радуга со всем спектром от красного до фиолетового. Принимаю это за добрый знак.

Ближе к концу подъёма лес расступается и начинаются головокружительные виды на долину реки Большой Зеленчук и горы.

На самом верху ещё один КПП, производящий ощущение необитаемого. Обсерватория отливает металлическим оранжевым блеском в лучах пробивающегося сквозь тучи предзакатного солнца. Я сам себе завидовал, как же мне повезло успеть прямо вот к этому моменту. Ретрофутуристичность происходящего зашкаливала.

Тем временем холодало. На вершине было уже около 6 градусов. А мне ещё ехать вниз, и хотелось бы побыстрее. Утепляюсь. 

(Кстати, об одежде. Я же ведь как рассуждал.
«— Сейчас какое время года?

— Лето. 

— А куда я еду? 

— На юг. Там должно быть тепло. А по горам я ночью ехать не планирую, нет-нет-нет.»

Исходя из этих странных рассуждений у меня с собой было: летняя велоформа (на мне), рукава, ногова, перчатки (две пары, потеплее и полегче), три пары сменных носков на случай промокания, непродуваемый дождевик. Всё. А, ещё у меня было спасодеяло из фольги. Забегая вперед скажу, что по большому счёту я ни разу не замёрз насмерть.)

Слетаю вниз по спуску минут за 20. За это короткое время становится почти темно, на дворе 8 часов вечера.

На удачу приглянувшаяся мне кафешка работала. И народу никого. Я заказал себе две вкуснейшие лепёшки: одну с сыром, вторую с картошкой. Каждая размером с небольшую пиццу. Пару кусков забираю с собой. Под мелодии карачаевской (или черкесской?) попсы и светомузыку растягиваюсь на лавке и даже ненадолго закрываю глаза. Ближе к 9 вечера собираюсь и отправляюсь в ночь дальше.

До Карачаевска доезжаю без приключений. Дорога хорошая и почти всё время незаметно вниз. Удаётся держать 28-30 км/ч. Дождя нет.

В Карачаевске около 23:30 закупаюсь колой. Продавец спрашивает, почему я один и так поздно. Включаю социопата и говорю: «Так надо».

Впереди меня ждет ночь и перевал Ишабмуг. Ну, в смысле, Гумбаши backwords. С весёлым слаломом на спуске.

Начинаю медленно забираться. Подъём терпимый, на склоне в сторону Карачаевска асфальт почти везде хороший. Где-то рядом шумит горный поток и кто-то стрекочет. Машин почти нет. В какой-то момент меня догоняет лада с местными горцами. Спрашивают, куда еду и зачем один. Отвечаю вкратце, так и так. Спрашивают, есть ли у меня чем защищаться. Говорят, тут много волков и шакалов (кстати, замечали ли вы, что слово «шакал», так же как и слово «зарежут», невозможно произнести без акцента?). Предлагают подвезти «хотя бы до села». Отказываюсь, говорю, что должен сам. «А ты рисковый!», — отвечают мне с улыбкой и уезжают.

Честно говоря, лучше бы они мне про шакалов ничего не говорили. Я дико напрягся и каждый куст принимал за морду с ушами. С другой стороны, адреналин придавал дополнительных сил. В 3 часа ночи доехал до вершины. 

Утеплился и поехал на спуск. Вроде пока что не рубило. Удивительно, но было довольно тепло, а в полчетвертого начало светать. Ямы были видны уже невооружённым взглядом даже без фонаря, и они по большей степени уверенно объезжались.

В начале пятого был в Терезе. Недоезжая 200 м до указателя, у которого надо сфоткать вел, свернул к речке и около получаса поспал. Вернее, полежал с закрытыми глазами. 

В 5 утра встал, сфоткался у указателя (КП5, 309 км), и поехал 53+53 км до Кызыл-Калы и обратно.

Почему-то, когда я изучал маршрут, мне показалось, что этот участок самый плёвый. Типа, несколько холмиков и всё.

Ага. Щас.

Ни одного ровного места. По пути туда: 200 м вверх, спуск вниз, 370 м вверх, спуск вниз, пологий подъём на 300 м (12 км длиной). В обратном направлении: спуск, подъём почти 600 метров с местами фашистскими градиентами, опять спуск, опять подъём на 300 м. Исусе. Рассматриваю этот участок как репетицию перед финальной частью маршрута. 

Сил с утра хватило, чтобы не идти пешком на некоторых участках, хотя очень хотелось. 

В Кызыл-Кале вообще ничего интересного, кроме загаженной коровами дороги и моста, у которого надо сфотографировать велосипед. На обратном пути в Новой Джегуте закупился питьём и едой и немного посидел на остановке, чтобы прийти в себя.

Только почти у самой Терезе понял, что места-то тут тоже очень даже ничего, и немного пофоткал. Вот, например, вид на ущелье, по которому идёт дорога на перевал Гумбаши.

В Терезе опять начался дождь, на счастье, кратковременный. Переждал на заправке. Тем временем уже около полудня. Оставалось дело за малым: доехать до Кисловодска (в основном вниз) и лечь спать в гостинице до вечера.

На подъезде к Кисловодску опять начался дождь, едва я успел высохнуть после осадков в Терезе.

А в самом городе на главном проспекте (проспекте Победы) творилось вот что:

Я такого в жизни никогда не видел.

Честно говоря, закралась мысль о провале всей операции. Если тут такое, то что же тогда в горах? Но прямо в этот момент единственным желанием было заселиться в гостиницу и поспать хотя бы часа четыре. А потом уже решать.

Около 18-00 я проснулся. В общем, бодрячком, если принимать во внимание пережитые 450 км по трем перевалам и кызылкалинским окрестностям. Почитал Каравановский телеграм-чат, где велотоварищи предлагали мне крепко подумать, ехать дальше или нет. 

На улице было пасмурно, довольно свежо, без дождя. Вся вода с улиц уже утекла реками вниз. Облачность, правда, довольно низкая. Решил, что если уж сливаться, то тогда, когда дальше уже ехать нельзя. А сейчас ещё вполне можно. Тем более, 3/4 дистанции пройдено.

Впереди меня ждал так называемый Эльбрусинг. 80 км от Кисловодска до Джилы-Су. Очень красивые горы и перевалы, Эльбрус, все дела. Но для того чтобы всё это увидеть, надо преодолеть несколько перевалов с таким нехилым градиентом, что, по рассказам бывалых, легче там пройти пешком. Суммарный набор высоты на последних 150 км равен набору на предыдущих 450 км. Что называется, делайте выводы.

В 7 вечера закупился пирожками, котлетами и чебуреками, залил фляги и поехал покорять Джилы-Су. «Я не ссу, я еду в Джилы-Су», — повторял я фразу. Первые 10 км вверх от Кисловодска представляют собой печальное зрелище. Асфальт кое-где отсутствовал как класс. В этих местах шёл пешком, чтобы не проколоться. К стелле «Баран», он же «Мутон», КП8 и будущему месту финиша, я добрался в начале девятого вечера, конечно, уже в кромешной темноте. Начался донельзя неприятный горизонтальный дождь. Даже не морось, а какая-то взвесь. Было крайне неуютно и хотелось домой под одеялку, и чтобы горячее какао, и печеньки, а не вот это вот всё.

За «Бараном» началась великолепная по качеству покрытия дорога. Такой она, хвала милостивому Аллаху, будет до самой точки разворота в Джилы-Су. 

Быстро скатился вниз к огням деревушки Кичи-Балык и поехал на первый перевал. Около 500 метров вверх с 1400 на 1900, градиент показался халявным. Проблема же была в том, что даже на 1400 м гармин показывал мне 6 градусов. На 1600 задул резкий боковой ветер, а на 1700 к ветру добавилось то, что я въехал в облако. Похолодало до 2 градусов. И ветер свищет. Чуть выше я упомянул список вещей, которые у меня с собой были. Естественно, все они были на мне, и спасало только то, что я крутил в подъём и грелся. Но было понятно, что на спуске мне будет полный и тотальный пздц.

Так и случилось. Зубы не попадали друг на друга, пару раз прикусил язык, было люто холодно и промозгло. Про темно я и не говорю. В молоке тумана фара внезапно выцепила указатель со словом «Отель» и стрелку 200 м. Я понял, что мне именно туда, иначе я окочурюсь.

Прошел в сторону по щебёнке. В доме света нет, никого нет. Двери номеров выходят прямо на крытую террасу. Попробовал, заперты ли они. Ручка одной из дверей — о чудо! — поддалась, и я заглянул внутрь. Это был, правда, не номер, а подсобное помещение. Но по всему было видно, что люди где-то тут есть. Обошёл здание с другой стороны. Длинный ангар. В одном из окон показался огонек. Спасение! «Эээээй!», — кричу. Выходит молодой человек, рабочий. «Можно переночевать?», — спрашиваю. «Конечно», — без лишних вопросов отвечает мне он. Хозяев гостиницы не было, но у парня имелись ключи от кухни. Он напоил меня горячим чаем и уложил в свою натопленную подсобку. Около 22-30 я заснул, перед этим поставив будильник на 4 утра. 

Где-то в полтретьего я проснулся от дикого грохота: на улице происходило нечто страшное. Выл ветер, барабанил дождь, а по двору разметало какие-то железные листы или что-то подобное. Плохие мысли начинали закрадываться мне в голову насчёт перспектив прохождения финальной части дистанции... Вроде как утром обещали уже не дождливую погоду, но слабо верилось в то, что происходящее за окном может закончиться в одночасье. Решил доспать до 4 утра, и там решать. В любом случае, посчитал, прикинул и понял, что даже если выехать в 8 утра, ещё есть шанс финишировать и даже успеть на поезд.

В 4 утра я выглянул во двор и увидел, что всё стихло. Даже асфальт на дороге был почти сухой. Но облака висели очень низко. Я был где-то на высоте 1500 м, а метров через 200 горные склоны уже терялись в тумане. А мне сегодня предстоят подъёмы существенно выше.

Неуютно, но никаких причин не ехать я не видел.

В 4-30 выкатился и поехал вниз ущелья, по которому течёт река Хасаут. От него дальше начинается адский подъём наверх, на отметку 2300. Это примерно 1000 м набора. 

Подъём такой, что местами, особенно в его начале, хотелось сдохнуть, или на худой конец хотя бы заиметь ещё пару дополнительных звёзд в кассету. Работал по вчерашней схеме: 100 метров вверх — отдых около 3 минут. Через какое-то время таки въехал в облако, но сильно холоднее не стало, благо в горку. Ближе к вершине начались небольшие выполаживания. Иногда из молока появлялись коровы и фигуры пастухов на лошадях. 

Понемногу становилось всё светлее, а это означало, что скоро облако кончится и начнётся солнце.

И вот, наконец-то! Солнце осветило зелёную травку и безбрежный океан облаков вокруг. Я, как оказалось, ехал по гребню плато, и вид был на 360 градусов!

А ещё через пару минут, совершенно неожиданно для меня (я ведь только что ехал в тумане и не видел ничего дальше 10 метров от собственного носа!) явился ОН.

Эльбрус!!! (Картинка вообще ничего не передаёт, по правде говоря).

Пока я фоткал, рядом остановилась чёрная приора на татарстанских номерах (116) и из неё вышли два горца. Подивились на меня, потрогали колёса, сказали «Красаучик!», обсудили мои ноги («Ничиуо се ты се пылят ноги та накачау!»). Спасибо, их трогать не стали.

Поехал я дальше. Со свистом спустился с перевала, но не на 1000 м, а всего на 600, в ущелье с рекой Харбас. Уклон выглядел инфернальным. На фото склон, с которого я только что скатился.

Начало следующего подъёма — полный карачун... Несколько коротких виражей с градиентом процентов под 20. Я не знаю как, но я в них въехал. И сразу же остановился отдохнуть. Дальше было лучше, схема 100 м + 3 минуты отдохнуть работала хорошо. 

В конце этого 500-метрового подъёма я получил подарок: выезд на плато с ох**тельными видами на Кавказский хребет и Эльбрус. Он настолько выше всех остальных гор, белый и «ровный», что кажется, что это какой-то космический корабль. Погода отличная, солнечно, ветра нет, 12-13 градусов.

До разворота чуть меньше 20 км. Путь по холмистому плато, ещё один небольшой подъём на максимальную высоту маршрута (2550). Там вдоль дороги ещё лежит снег.

Дальше — мамочки какой ужасающий спуск вниз на 400 м к реке Малке (как я буду тут подниматься обратно?!.) и впечатляющего вида дорога, карабкающаяся вдоль отвесной скалы на 200 метров вверх к Джилы-Су. (Там, каюсь, прошёл пару торчков, метров 100 суммарно). Всё. Я в дамках. Время — около 10 утра. У меня 10 часов до поезда и 11 часов до лимита времени. Кажется, успеваю.

Охранники на въезде поднимают шлагбаум и расспрашивают, во сколько я выехал. Говорят, что обратно будет проще («Даже машина по расходу топлива замечает, обратно ехать легче. Давай, брат!»).

У кафе семейная пара из Краснодара расспрашивает меня, зачем я тут. Фотографируют меня и  просят сфотографироваться со мной.

Заглатываю люля с гречкой, запиваю горячим чаем и в путь обратно.

Перед подъёмом от Малки сразу же после спуска из Джилы-Су испытываю какой-то священный трепет. Для интереса засекаю время. 4 километра наверх я ехал (и где-то метров 300 шел) 48 минут. Признаться, я думал, что будет хуже.

Оглядываюсь назад и вижу, что Эльбрус уже начал потихоньку скрываться за облаками, так что я успел его увидеть очень удачно!

Мчусь вниз. Скорость держится хорошая, в короткие торчки залетаю и инерции хватает почти до конца.

Спуск к Харбасу прекрасен. Поворотов мало, можно лететь 60 км/ч и ни о чём не думать. Почти у самого конца спуска замечаю кафешку. Покупаю пару бутылок лимонада. Гляжу наверх — из-за горы наваливается туча. Откуда-то гремит гром.

Сначала решил посидеть под навесом и подождать развития событий. Но туча как будто зависла на одном месте. Я плюнул и поехал дальше, в подъём на 600 метров к тому месту, где впервые увидел Эльбрус.

На подъёме туча всё-таки меня достаёт (вернее, её край), и дождь лениво начинает накрапывать. Но серьёзно настроение он мне не портит.

За 200 м до конца подъёма я останавливаюсь снять дождевик, а меня опять догоняет чёрная приора 116 региона. Два горца насильно впихивают мне в руки кефир, йогурт и еще пытались всучить хлеб. «Давай, брат!».

Через этот перевал, судя по всему, облака пройти не могут и концентрируются сразу после него. Сразу же на спуске я въезжаю в туман и заканчивается он только за 100 вертикальных метров до конца спуска. 

Остался последний подъём!!! Жалкие 700 метров вверх!

Облака потихоньку расступаются, начинает припекать солцне. Время уже около 3 часов дня. Но и силы уже на исходе. К этому добавляется ещё и внезапно заболевшая поясница. Через силу докручиваю, останавливаясь уже через каждые 40-50 метров подъема.

Спуск с перевала к Кичи-Балыку промчался быстро. Наверху — солнце и отличная погода. Все облака остались позади, а впереди — финиш. После спуска останется всего пару торчков в 100 метров.

Последние 3 км залетаю вверх, не помня ни об усталости, ни о больной спине. Как обычно, предфинишное ощущение затмевает все остальные чувства.

Ура! 16-35, финиш! Барашек встречает меня! 

Общее время 55-35. Есть ещё пара часов, чтобы принять душ и поваляться перед погрузкой в поезд.

Уже после финиша, на спуске из-за одной из ям у меня опять спускает переднее колесо. Матерюсь, меняю. Дальше два весёлых момента. 

Первый. Оказалось, что из двух оставшихся у меня камер одна оказалась с дырой у самого нипеля. Хорошо, что узнал я об этом уже после финиша, так как подобная информация не добавила бы мне спокойствия.

Второй. Догадайтесь, что за машина остановилась с предложением помощи? Правильно, приора-116. Организаторы, признавайтесь, это был секретный контроль? :)))

В сухом остатке, я безмерно доволен. Это был однозначно самый трудный бревет в моей веложизни. Никакие пэбэпэ рядом не стояли. И даже прошлогодний Джиро Сентрал Грис не вызвал такого ужаса и трепета.

Спасибо организаторам за возможность пострадать и получить зачёт супер-рандонне у нас на Родине!

И да. «Воистину, за каждой тягостью наступает облегчение». Коран, 94:5.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened